ПОСМОТРИТЕ НА ЭТУ ВЕРЕНИЦУ КОШЕК. ОНИ ВСЕ ТАКИЕ РАЗНЫЕ, ИХ ОБЪЕДИНЯЕТ ЛИШЬ ОДНО – У НИХ НЕТ ХОЗЯИНА. ВОЗЬМИТЕ КОШКУ ДОМОЙ!

СТИХИ О КОШКАХ: КОШАЧЬЯ ТЕМА В ПОЭЗИИ

Стихи о кошках писали многие поэты, и современные и классики. Предлагаем Вашему вниманию небольшую подборку стихотворений о кошках. Многие из них сразу западают в душу, от некоторых наворачиваются слёзы... Все они проповедуют добро, милосердие, человечность.

Авторство некоторых стихов установить не удалось: они давно гуляют по сети без подписи.

Лишние

"Есть рядом с Птичьим рынком звериный Бабий Яр.
Туда относят "люди" непроданный товар
..."

Нас утащили украдкой, затемно.
В коробку всех зачем-то сложили...
Мороз кусает. Накрыли ватником.
Ах, как же славно мы с мамой жили!

В подвале, под батареей тёплою,
От пуза кушали и вволю спали.
А рядом двери подъезда хлопали,
И люди тайны нашей не знали.

Но вот однажды пришли с фонариком –
И рай для нас перестал быть раем.
"И кто такой здесь, красивый, маленький?
На "Птичке" влёт уйдут. Забираем".

И как назло, мамы рядом не было;
Уж мы и прятались, и пищали...
И стала жизнь наша просто небылью,
Слезою маминой, слезой печали.

Она везде нас искала-кликала,
Не веря в подлую эту кражу...
Базар зверья нас встречает криками.
Кого здесь только нет на продажу!

Тут и породистых – как травы в лесу,
Ну а таких, как мы – и немеряно.
Кого – купили, да и домой несут...
А мы глядим на толпу потеряно.

Толпа проходит, тысячеглазая,
Не задержав на нас даже взгляда...
Мы чуем детским, звериным разумом:
МЫ ЛИШНИЕ, НАС – НИКОМУ НЕ НАДО.

Ну, а непроданным – здесь конец один:
Снесут и бросят в ближайшей рощице.
И сердцем чувствуя страшное впереди,
Наш крик в глазах недетских полощется:

"Возьмите же нас на ручки, дяденька!!!..."
Ну вот... И этот проходит мимо.
Для вас мы просто игрушки маленькие.
А нам так хочется быть живыми...

Михаил Ларионов

 

***

На асфальте так холодно лапкам,
хоть привыкнуть пора бы к стужам...
Я сижу под дождем и снегом,
примерзая к застывшим лужам.
Я не вышел ни шерстью ни мастью –
некрасив и совсем простужен.
В твоём доме и так много кошек,
и тебе я совсем не нужен.
От тебя вкусно пахнет домом –
тонким, теплым кошачьим духом,
что ж мне сделать, что б ты обернулась,
почесала меня за ухом?
Я не дикий,хотя весь в шрамах,
подойди ко мне – я не кусачий.
Это люди придумали сдуру –
мол, "собака от жизни собачьей...."
Я когда-то мурлыкал красиво,...
я тебя ничем не обижу,
и не буду тебе я в тягость –
я в глазах твоих душу вижу.
Вот и всё, – ты прошла мимо,
лишь мельком на меня взглянула...
а я мог согревать сиденье
твоего любимого стула...
А я мог лежать на подушке
и стрелой носиться по дому,
а покушав, на кресле валяться,
но... выходит все по-другому...
Ты ведь знаешь – подвал закрыли,
и в подъезд не пускают тоже...
Я устал, и дрожу... умираю...
а так хочется жить всё же...
Обернулась... да вот я, вот же,
с голубыми глазами, белый...
Грязный, битый, порванный псами,
но живой и отчаянно смелый.
... У меня теперь есть лежанка!–
(ничего, что пометил Рыжий).
Он холеный, наглый, персидский –
потому и наглеет, бесстыжий.
Ничего, я стерплю, я не гордый.
Нынче есть другие заботы –
надо вылизать шерстку красиво –
скоро мама вернется с работы.
Холод, грязь и ветер со стужей –
это все за окном, день вчерашний.
Потому что теперь я любимый,
потому что теперь я домашний.

(Автор неизвестен...)

 

***

Правда, для кошки несколько странно
Знать высоту
Ноты, которой грохочет консервная банка,
Крепко привязанная к хвосту?...
Звать по имени злого дворника,
Помнить породу пса,
Который носится без намордника,
Ищет, кого покусать.
Высчитать, сколько пролётов лестничных
В каждом из тех подъездов,
Куда пригласили по-человечески –
Сожрать, что дадут – и исчезнуть...
Правда. Ведь это же так естественно –
Видеть, что кошки не плачут,
И не понять, как бывает тесно
Боли в теле кошачьем...

Галина Давыдова

 

Плач бездомной кошки

Под дождём одна
мокну.
Что теперь со мной
будет?
А вокруг домов
окна,
Из окон глядят
люди.

Но закрыты все
двери.
Всё равно я ждать.
буду,
Потому что я.
верю,
Что произойдет
чудо!

Чудо – это так
просто!
Палочкой взмахнет
фея –
Пригласи меня
в гости,
Высуши меня
феном,

Назови меня
милой,
Что-нибудь плесни
в миску.
Если ты пройдешь
мимо
Может умереть
киска.

Лина Макс

 

***

Холодный зимний день, а на ладошках
Свернулся маленький комочек...
Котёнок... просто маленькая кошка...
Любимая и ласковая очень.

В руках надёжных, сонно щуря глазки,
Мурлыкала тому, кого любила,
Кому доверилась, кто подарил ей ласку,
С кем одиночество и боль обид забыла.

И Он любил её как никого на свете,
Такую тёплую, пушистую, родную.
Он знал, что за неё теперь в ответе...
Он приручил её... Он полюбил такую.

И выходя на улицу, котёнок
Безумно радовался белым хлопьям снега.
Он знал, что тёплые ладони
Всегда спасут от холода и ветра.

И если станет вдруг тоскливо, одиноко,
То нужно лишь позвать Его, мяукнув...
Котёнок знал, что не посмотрят строго
Его глаза на преданного друга.

И вот однажды в зимний день, всё как обычно,
Котёнок ждал Его в пустой квартире,
И час за часом отмерял привычно,
И как обычно думал "не забыл ли?"

Шаги... их не узнать довольно сложно,
Но что-то в них не так... не то во взгляде...
И глянув на неё, Он осторожно
С ладошек отпустил... котёнка... рядом...

Что ж, новая забава... лучше прежней...
Он предал... Он забыл... нашел другую...
Он смел убить её надежду,
Прогнать её... любимую, родную...

И маленький котёнок в зимний холод
Бежал по снегу что есть силы.
И звал его к себе вечерний город
Забыть о том, что и его забыли.

А белый снег, когда-то мягкий и пушистый,
Предательски кололся, обжигая лапки.
И знал котёнок, что уже ни в чём нет смысла,
Что никогда не будет всё в порядке.

И выбившись из сил, роняя слёзы,
Упал в холодные объятья белой вьюги,
Не чувствуя смертельного мороза...
Все мысли были о любимом друге.

Закрыв глаза, Он оказался очень близко,
И стало так тепло, как раньше на ладошке...
Теперь он с тем, о ком все его мысли...
Уснул котёнок... просто маленькая кошка...

Елена Наздрюхина

 

***

Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.

Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося на ладони...

Я, кстати, заботливый сын и почётный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.

Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.

Дана Сидерос

***

Маленькому бездомному котику
живущему в нашем дворе.

Маленький рыжий котёнок, что бегает по двору...
Жизнь твоя – листик осенний, кружит на ветру.
.......................................................................
Вот уже лето летит, разгоняется под гору...
Только тебя, пострелёнок, с собой не берут.

И остаёшься приёмышем – с осенью-мачехой,
С той, что тебя невзначай доведёт до зимы .
Голод, мороз... С этим грузом счетов неоплаченных
Ты незнаком, среди детской святой кутерьмы.

Свет ожиданья живёт в твоём сердце доверчивом!
Тычешься носом, восьмёрку кружишь между ног...
Ты ведь ничей. На удачу рассчитывать нечего.
Многих из вас ожидает печальный итог.

Что ж пожелать тебе, рыжик, назло неизбежности?
Чтоб на пути повстречалась родная душа,
Взявшая на руки и окрылённая нежностью,
К счастью дорогу открывшая для малыша.

Маленький рыжий котёнок, что солнечным зайчиком
Катится по двору, смотрит с надеждой в глаза...
.............................................................................
Радость любви, что кому-то судьбой предназначена.
Тучки осенней скупая и злая слеза.

Михаил Ларионов
10.08.2011

 

Чёрная кошка

В бок снежок – дитё хохочет мерзко.
Где найти защитника и друга,
Если не сиамка ты, не перска,
Да к тому ж ещё, черна, как уголь?

Голод, псы, мальчишки, злые тетки...
Если день прожит – уже немало.
Дай, кошачий Боже, хвост селёдки
Донести спокойно до подвала!

Там фуфайка, вся из клочьев ваты,
Горсть засохлой каши в битой миске.
Hа фуфайке в ящике – котята,
Чёрные – два кисика, две киски.

У котяток розовые пятки
И торчком забавные хвостишки.
Киски носят бальные перчатки,
Кисики – концертные манишки.

По двору несется зимний ветер –
Всадник злой в серебряных доспехах.
Вот сейчас ударит тяжкой плетью,
Жизнь заледенит в комочках меха.

Взором хищным ищет он добычи,
Мертвой белизною гасит краски.
А она, котят обняв, мурлычет:
Скоро, скоро все откроют глазки!

Яростно идет в атаку ветер –
Да не по зубам ему задача:
Греет дом не хуже теплосети
Песенка нехитрая кошачья!

Спи, дружок – с чего тебе не спится?
Hе гляди с тревогою в окошко.
Hичего плохого не случится
В доме сём, пока мурлычет кошка.

Анна Иванова

 

***

В подвале, среди барахла и картонок
у серенькой кошки родился котёнок!
Беспомощно тычась в пушистую шкурку
беспечно сосал он счастливую мурку!
И кошка, к сыночку прижавшись бочком
ласкала шершавым своим язычком.
Негромкую песню ему напевала
и всё целовала его, целовала.
А где-то смеялись и плакали люди,
а где-то из страшных палили орудий.
Политики Землю делили на части,
и кто-то мечтал о богатстве и власти.
И только в подвале, под старой доской
царили гармония, мир и покой!

(Автор неизвестен...)

 

***

Многие люди, у которых животное погибло или умерло, зарекаются заводить ещё одно. Говорят: "Я этого не переживу больше". А сколько котов действительно не переживёт((( Их убьют, отравят, разорвут собаки, они замерзнут...

Ольга Савицкая

 

Завещание кошки

Когда люди умирают, они оставляют завещание, чтобы передать своё жилище и всё, что у них есть, тем, кого они любят.
Если бы я могла писать, я бы тоже оставила такое завещание.
Бедной, тоскующей, одинокой бездомной кошке я бы оставила
мое чудесное жилище,
мою мисочку,
мою уютную кроватку,
мою мягкую подушечку,
мои игрушки
и мои любимые колени,
и ласковые гладящие руки,
и милый голос,
и место, которое я занимала в твоём сердце,
и твою любовь, которая в конце пути поможет мне уйти тихо и без страданий лежа в любимых руках.
Когда я умру, пожалуйста, не говори: "Я больше никогда не заведу себе животных, слишком тяжела потеря!"
Найди одинокую, никем нелюбимую кошку, пусть она займет мое место.
Завещаю это тебе.
Любовь, которую я оставляю, – это все, что я могу дать.

Маргарет Троутон

 

***

Одинокий мужчина и его одинокая кошка...
Утром встав, потянувшись, как в принципе было всегда,
А потом эти двое сидели, смеясь, у окошка
Не могли поделить круассан на двоих, вот беда.
И сидели, деля подоконник, кто справа, кто слева,
Подставляя взошедшему солнцу два разных лица.
На одном, помохнатей, читалось "Я все ж королева",
На втором, чуть небритом, блестели задорно глаза.
И допив капучино, а кошка – тарелочку сливок,
Посмотрев друг на друга, глазами сказали: ПОРА!
Он ушел на работу, насыпав ей в чашку оливок...
Вот такая вот странная кошка с мужчиной жила.
И ждала его, взглядом зеленым скользя по дорожке,
Потому, что однажды к замерзшей он вдруг подошел
И сказал: – Извини, я давно так мечтаю о кошке...
Может, будешь моей? Вдруг тебя не случайно нашел?
И она согласилась. Ну, а как было кошке ответить?..
"Он такой одинокий, как я... и глаза ничего...
Да и пахнет приятно, печеньем, как пахнут лишь дети.
Этот ведь не обидит..." – подумав. И стала его...
С той поры и живут одинокие, странные рядом.
Иногда он читает для кошки стихи до утра.
А когда засыпает, то кошка с зелено-таинственным взглядом
Охраняет его... раскрывая два белых крыла...

 

***

Ты хочешь увидеть вечность?
Ты ей посмотри в глаза.
В спокойствии изумрудов
Растает твоя слеза.
Ты хочешь, чтоб в дом твой счастье
Пришло и осталось навек?
Тогда тебя дождалась Она,
И ты для неё – ЧЕЛОВЕК!!!!

Ольга Савицкая

 

***

Думаешь, Ты меня спас?
Ага, щазз.
Ну, хорошо, спас.
Убедил.
Но, знаешь, и за тобой,
Слуга и хозяин мой,
Нужен ведь глаз да глаз –
Ты ж пропадёшь один!

Думаешь, несу бред?
Ну уж нет!
Ну хорошо, бред,
Убедил.
Но сам посуди –
Сплю у тебя на груди
И охраняю от бед –
Ты ж пропадёшь один!

Думаешь, ты главней?
Правда, что ли? ей-ей?
Ну хорошо, главней,
Убедил!
Но я прошу, посмотри:
В доме весь день один,
Мух убиваю, скотин,
Пыль отрясаю с гардин,
Занят – не говори!

Думаешь, что я твой?
Ой, ты зазнался, ой!
На самом деле, ты мой –
Вот погляди:
Я тут как метрдотель:
Грею тебе постель,
Когда бы ты ни пришёл,
С тобою сажусь за стол,
И всюду бегу впереди.

Думаешь, Я тебя спас?
Точно!
Не в бровь, а в глаз!
Сам посуди:
Если б меня не спас –
Где бы ты был сейчас?
Скажу тебя с глазу на глаз –
Ты ж пропадёшь один!

Фелис Кактус
апрель 2008

 

Хозяйка с точки зрения кота

– смотрит вниз,
– говорит: "кис-кис",
– боится мышей и крыс,
– дает есть,
– гладит шерсть,
– сверху может случайно сесть,
– не умеет охотиться в темноте,
– нуждается в заботе и теплоте.
Короче – в коте.

А я – кот.
Я у неё есть.
Вот.

Фелис Кактус

***

Вечер, ветер, фонарь горит,
Льёт на землю с небес вода.
Я сижу у входной двери –
Так никто не умеет ждать!
Ей вернуться давно пора –
Весь расстроенный "от" и "до",
Половик начинаю драть,
Но когда она входит в дом,

Всё прощаю, не помня зла.
Обаятельный как никто,
Я буквально сбиваюсь с лап,
Помогая снимать пальто!
От того, что поёт душа,
Откровенно навеселе
Я её полосатый шарф
Разорву как голодный лев!

Поворчу, наигравшись всласть:
"Где так долго гуляла ты?
Что мне вкусного принесла?
Кто тебе подарил цветы?
Улыбалась каким дружкам?
С кем сегодня была в кино?"
И, как будто сердясь слегка,
Tыкну в руку свой мокрый нос.

Что касается тех "ребят" –
До чего дуракам везёт!
Я не буду делить тебя,
Потому, что моя и всё!
Как волнительно и чуднO
Мне становится (ой, умру!)
От тепла её стройных ног,
От тепла её нежных рук!

В мире большего счастья нет,
Чем коснуться её плеча,
На колени забраться к ней
И тихонько урчать-мурчать
Так, чтоб сердце играло гимн
Всеми лапами четырьмя!
В коридоре слышны шаги –
Мне пора, извините! Мяу!

Игорь Приклонский

 

Кошки не ходят строем

Кошки не ходят строем, у кошек нет документов.
Им не нужна прописка и даже билеты в кино.
Они сидят без работы или служат в числе агентов
Высших цивилизаций, но чаще им всё равно.

Кошки не голосуют, рекламе они не верят,
Лукьяненко и Донцова для них не авторитет.
Кошки – это не люди, но кошки – это не звери,
Они – разумные монстры с весьма далёких планет.

Кошки масс не боятся и мыслят вполне свободно,
С корпоративной культурой кошкам не по пути.
Кошки всегда одеты, как кошки, а не как модно.
Навесьте ярлык на кошку – и кошка вам не простит.

Кошки не верят в бога, а если верят – то тайно,
И не в такого бога, в которого верим мы.
Всё, что мы знаем о кошках, узнать удалось случайно,
Их мифы упоминают про ядерный свет зимы.

Но есть и у кошек слабость: им нравится чай в стакане –
Не пить чтоб, а любоваться, – заваренный крепко чай.
Они стучат телеграммы о стороже-ветеране,
Работающем на стройке: "Рекомендован в рай".

Наталья Михайлова

 

***

Однажды вечером, когда покой и нега
И телика мерцанье в темноте,
Я лапкою когтистой потянулась
К могучей человеческой руке.
В глаза взглянула ярким изумрудом,
Под ласку пальцев выгнулась дугой.
И щёк и шеи нежно прикоснулась,
Запела песню "мур мя, мур мой, мой..."
Ты думал, я в любви тебе призналась,
Глаз увлажнился, дернул горло ком...

А просто... чё-то ухо зачесалось...
Опять, похоже, дерматит на корм!

(Автор неизвестен...)

 

Женщина и кошка

Играла с кошкою своей
Она, и длился вечер целый
Прелестный в смутностях теней
Бой белой ручки с лапкой белой.

Шалила, - хитрая! - тая
Под кружевом перчаток черных
Ногтей агатовых края,
Как бритва острых и проворных.

И та хитрила с госпожой,
Вбирая коготь свой стальной, -
Но дьявол не терял нимало;

И в будуаре, где, звеня,
Воздушный смех порхал, сверкало
Четыре фосфорных огня.

Поль Верлен

 

Голодовка

Караулит кошка миску,
Смотрит жалобно в глаза.
Мясо очень, очень близко
Варят добрых полчаса.

Невозможный срок для кошки!
Нестерпимый беспредел
Отражаться в чистой плошке,
Если ты весь день не ел.

Ну не весь. Но утром точно,
Нарушая все права,
Дали рыбки худосочной
И сметанки – грамма два.

А котлеты пожалели,
Это сердцем не понять!
Сами штук двенадцать съели,
Кошке дали только пять.

Молока налили мало,
Оторвали полблина.
На пол кое-что упало...
Видно, в городе война.

Час подобной голодовки
Убивает новичков.
Не спасает ни перловка,
Ни пюре из кабачков.

Сесть пришлось напротив миски,
На последнем рубеже:
– Дайте ж мяса вашей киске!!
Хватит мучить-то уже!

Михаил Придворов, из сборника "Кошкина Книга".
19.09.2008

***

Кошка сделана из меха, из желаний и загадки.
Кошка – это не собака, у неё свои повадки.
Кошка чьей-то быть не может. Ценит ласку и заботу.
Очень тяжко приходилось ей без дома в непогоду.
Кошку выдумали люди, чтобы, приходя с работы,
Гладить, сидя на диване, забывая про заботы.
Кошка в дом приходит ночью, через форточку на первом.
Она знает много окон, только быть умеет верной.
Кошка – дело настроенья, подойдёт, когда захочет
Если и одарит взглядом, тоже как-то между прочим.
Кошке хочется на крышу, чтоб влюбляться под луною.
Помни, кошке не заменишь волю только лишь собою.
Кошка в темноте всё видит ярко-жёлтыми глазами.
Мягкие у кошки лапки, только, правда, с коготками.
Кошка странное созданье, с ней так сложно, не до смеха.
Мне нужна такая кошка! Кошка сделана из меха…

(Автор неизвестен...)

 

К известному мультику

Эй ты... Спишь?
Это я. Слышь?
Пора вставать!
Дай коту жрать!

Миаоууу! Миаоууу!
Миаоуу! Миаооуу!
Прррррррррррррррр...

Эй, ты. Хватит спать.
Ты что, болен?
Лапой за ухо – хвать.
Что? Недоволен?

Топ-топ-топ. Шлёп!
Мур-мур-мур! Пуррр!
Миаоу! Миаоу!

Эй, ты. Что, совсем
Во сне чокнулся?
На часах семь.
Вставай. Жрать хочется.

Миаоууу! Миаоууу!
Миаоуу! Миаооуу!
Пррррррррррррр...

Эй ты. Спишь?
Счас кааак дам!
Это я. Слышь!
Вниманья котам!

Ппррр, пррр..пррр
Я вообще за мир...
Но раз ты так –
Прости, чувак!

В тот же миг
В ноги прыг –
Я-то чё?
Я не при чём...

– ААААААЙЙЙ!!
(Я ж говорил – "Вставай!")
– Ой, хозяин, ты уже встал?
Как же сладко я ночью спал!

Пррррррррр.....

– А хорошо с тобой рядом спать...
Но, раз проснулся, давай-ка жрать!

Прррррррррррррррр..
Топ-топ-топ.....

Фелис Кактус
2007

 

Монолог в прихожей

Так и знала: вновь у нас бедлам.
Что притих, усатая ты морда?
Кто опять носился по столам,
Сбрасывая на пол всё, что можно?

Кто на кухне шторы оборвал?
Кто нагадил возле унитаза?
И не трись у ног моих, нахал,
Не коси умильно жёлтым глазом!

Кто котлету сунул под комод,
На пол уронил горшки с цветами?
Тыгыдымский конь ты, а не кот...
Зайчик мой, иди на ручки к маме!

Валентина Белоусова

 

***

Мамочка, сколько ж в тебе рыжего!,
Сколько же солнца в твоей шерсти!
Мама, мамочка – можно, я выживу,
Мама, не надо мне сказок о смерти...

Мама, а сколько ж в тебе солнышка!
Мама! Какой у тебя бок теплый –
Мама, ну да, я болен... немножечко,
Но ты не плачь, я поправлюсь, что ты...

Мама, смотри, я ж такой рыжий,
Словно не кот я, а лист клёна –
Мама, ты думай, что я – выжил –
Мама, ты думай, что я – дома...

Мама, ты думай – что мы с братом
Под солнечным боком мурчим вместе...
Жаль, что дороги мне нет обратно –
Там, где мне мама поет песню...

Надо ж, а я был такой рыжий,
Надо же – имя было древесным...
Люди, не плачьте, что я не выжил –
Мы возвращаемся. Это известно...

Мы возвращаемся... Листья.. Дождик...
Ветер стеклянное озеро морщит...
Люди... любите домашних кошек...
Да и бездомных... любите тоже...

Фелис Кактус
2006

 

***

Ты ушел, ускользнул от меня на ТУ СТОРОНУ,
Словно снег слезами в ладонь растаял.
Я ищу тебя по бескрайнему городу
И скучаю, скучаю, скучаю, скучаю...

Опустевший дом приглашает к отдыху,
Тишина отдается в стенах мурлыканьем...
Я вожу руками по воздуху
И глаза вижу – солнца бликами.

И сгущается воздух в ладонях шёрсткою,
Мокрый носик руки касается...
В каждом шорохе тебя чувствую,
Представляю – и получается!

Растянулся во весь рост, невидимый,
Лапкой с ниточкой вновь играется.
И я снова тихонько "кискаю" –
Не от ветра же нить качается!

А глаза его всё следят за мной,
Кот мурлыкает и печалится:
Ведь он рядом, он здесь, со мной,
Только с ним никто не играется...

Ходит хвостиком по следам моим,
Все высматривает себя – нового,
Чтобы мне не разминуться с ним.
Кем вернётся в мой дом снова он?

Я узнаю вмиг, зацелую с охами...
Заласкаю. О Боже, как я скучала!
Ничего, что ко мне ты вернулся крохою,
Мы с тобой опять всё начнём сначала.

Снова будут руки с царапками,
Я усну под твоё мурчание...
Ты обнимешь мой пальчик лапками.

...Так закончится отчаяние...

(Автор неизвестен...)

 

***

Прячу в саван из простыни
Легче снега остывший мех –
Спи, душа моя, спи,
Ангел мой, усни,
Отдохни от земных утех.

Слезы горькие в бороде –
Вроде викингам не к лицу...
Где ты ходишь, мой ангел,
Мой милый, где...
Я коробку зарыл в лесу...

Между двух берёз, как меж двух столбов –
Из коробки старой – невечный склеп...
Спи, мой ангел, спи –
Смерть твоя – озноб,
Я от горя, ангел, совсем ослеп...

Опустели кресло, диван, кровать –
Словно дома умер домашний дух...
Возвращайся, ангел –
Я буду ждать.
И за спасибо за встречу, мохнатый друг...

Фелис Кактус
17 января 2008

 

***

Говорят, он ушёл – умер.
Так с котами не поступают.
Я по дому ходить буду –
Поищу, не здесь ли хозяин.

Почешу я щёки о мебель,
Навострю об косяк когти –
Человек мой, ну где ты, где ты???
Ты, должно быть, ушёл в гости.

Ничего не менялось вроде,
Те же стулья, горшки с цветами –
Но хозяин уже не ходит,
Не включает свет вечерами.

По-другому пахнет в квартире,
И другие – шаги за дверью.
И другими руками рыбу
На тарелку кладут зверю.

По-другому текут сутки,
По-другому скрипит мебель –
Мой хозяин ушёл. Жутко.
Без хозяина я не умею.

Я ищу его неустанно –
По шкафам, под ковром, по полкам.
Нет нигде его, очень странно.
Был бы псом – так завыл бы волком.

Разбросал все бумаги в доме,
По ковру разнес наполнитель –
Никого мне не надо – кроме,
Лишь хозяина мне верните.

Пусть придёт поскорей обратно:
Я ему покажу – дружбу!
Я не буду скакать и мявкать –
Так с котом поступать не нужно.

Отверну от него усищи,
И прижму к голове уши...
...Возвращайся, хозяин, слышишь?!
Для меня ты – один. Лучший.

Вислава Шимборска

***

Зверь на совушку похожий,
Именуемый Котом,
На ларе сидит в прихожей,
Окружив себя хвостом.
Через щёлочки-прищурки,
В темноте мерцает он,
На его пушистой шкурке,
Загогулин миллион.
Ни мурлыка и ни мява.
Он так важен потому,
Что сейчас придут х о з я в а,
И начнут служить ему...

(Автор неизвестен...)

 

Про кошку

Унылая кошка гуляет по кухне.
Глаза её жёлты и в меру наглы.
Она намекает, что с голода пухнет.
Пусты все кастрюли, шкафы и углы.

Печальная кошка внимания ищет,
Все дверки проверит ещё и ещё.
Есть где-то запасы не съеденной пищи,
Но допуск для кошек туда запрещён.

Мяукнет ли кошка настойчиво или
Покажет ли взглядом, что миска чиста,
Вы только что мясом её накормили?
А с виду не скажешь, что кошка сыта.

И, дрогнувши сердцем, котлету с подливом
Отдайте несчастному зверю тотчас.
Она закопает добавку брезгливо
И с видом довольным отстанет о Вас.

Михаил Придворов, из сборника "Кошкина Книга"
29.07.2009

 

Кот и пылесос

Кот со шкафа смотрит косо
С возмущением большим.
Кот боится пылесоса
До глубин своей души.

Кот от страха еле дышит.
Не дышал бы, если б мог.
Кот забрался бы повыше,
Только выше потолок.

Но как только отключили
Этот шумный механизм,
Оживился кот Василий
И тихонько спрыгнул вниз.

Подошёл к железной штуке
Возмущаясь и шипя:
– Что, боишься кошек? Ну-ка,
Кто здесь главный? Главный – я!

Подлечить неплохо б нервы,
Чтоб сберечь себя от бед.
Кот зевнул и самый первый
Устремился на обед.

Михаил Придворов, из сборника "Кошкина Книга"
26.07.2008

 

Кто съел сметану?

– Кто сидит такой невинный,
Не похожий на пингвина,
Семь кило без половины,
Не поднять и не подвинуть!

Кто молчит, как будто в танке?
Кто сметану ел из банки?
Кто с балкона смотрит в сад
И облизывает зад?

– Мыр. Не я, уж вы поверьте!
Вот. Во рту моём проверьте.
Белый след на чёрной шерсти?
Спал. Не помню. Может, дети
Нос измазали сметанкой.
Нет. Не надо тыкать банкой.
Нет. Не ел, но, может, нюхал.
Может, слушал правым ухом.
Может, даже глянул раз.
Но во сне. Закрывши глаз.

А куда сметану дели,
Ну не знаю, в самом деле!
Правда, правда! Честно, честно.
И вообще, я сам не местный...
Да и съел всего-то треть.
(вздыхая)
Силы не было терпеть.

Михаил Придворов, из сборника "Кошкина Книга"

 

***

1

Кошка создана из неги, кошка создана из ласки, кошка создана из шерсти, кошка на диване спит.
Кошка – это зверь свирепый, кошка – воплощенье страсти, кошка – это ангел зверский, кошка тоненько сопит.
Кошка видит сон мохнатый – юркий, тёплый, словно мышь. Мышь бежит, теряя тапки,
Кошка растопырит лапки, и, в диван вонзая когти, сердцем бешено стучит.
Кошкин бок дрожит беззвучно... кошка ухом шевелит.
Хищник мягкий, самый лучший.... новый сон себе урчит.

2

Бог создал кошку из земных страстей,
От каждой небольшую взял щепотку.
Открытости – у маленьких детей,
У них же – вид обманчивый и кроткий.
Решительности взял он у мужчин,
Стремление к удивительным открытьям
(Откроешь дверь – за ней кошачий сын
Сидит и приглашенья ждет – Войдите!!).
От женщин – страсть и нежность. И ещё
Ужасный взгляд, глядящий прямо в сердце,
И мимолётный, острый, над плечом,
И шерстяную песенку о детстве.

Смешал. Заснул. Толкнул ногой сосуд.
Разлил почти совсем готовых кошек...
Они спустились с неба и живут.
Кто с нами. Кто отдельно. Кто как может.

3

Я вышиваю кошку. Кошка спит.
И мотылёк порхает тёмно-синий.
Закончу бок – и кошка заурчит,
Неслышно и для нас непостижимо.

Бок чёрный, чёрный хвост и чёрный лоб,
Не разберёшь, где кошкино начало.
Работу я закончу – только чтоб
Она неслышно с вышивки мурчала.

Я выживаю с кошкой. То есть нет –
Я выжила, живу – как эта кошка,
И этот зверь – дарует тёплый свет
Коту, мальчишкам, ну и мне немножко.

Бок чёрный, чёрный хвост и чёрный лоб,
Не разберёшь, где кошкины детали.
Над нею нитка – синий мотылёк –
Порхает и трепещет неустанно.

Колени греет чёрная дыра,
В себя вбирает все мои печали.
Над ней летает острая игла
И мотыльков пришпиливает к ткани.

4

дремлет ангел на столе,
лапой тычет в ноутбук –
белый ангел на земле –
он бескрыл, безног, безрук,
но зато четверолап
и с моторчиком внутри,
он от нежности ослаб
и мурлычет – посмотри,
как дрожат его бока,
как топорщатся усы.
ангел цвета молока –
кошка неземной красы.

Фелис Кактус
май-июнь 2009

 

***

Мне казалось – я бегу
Полем
На не чующих травы
Лапах...
Я не помню никакой
Боли,
Смерть была – один большой
Запах.

Помню небо –
Древний Кот многоликий.
Отряхнулся и пошёл,
Как по карте.
Не взаправду же ведь я – Дикий,
Чтоб смотреть, что там лежит
На асфальте.

А потом запахло мёдом и мятой,
Я в траву влетел по самые уши
И решил, что в новой жизни (девятой)
Буду тем же, кем и был, только лучше.

Был котёнком, в сказки не верил,
А потом забыл, как все забываем –
Здесь всегда распахнуты двери,
Это место называется Раем.

Рай кошачий, до последних окраин,
Благодать для тех, кто здесь поселился.
Но уж больно убивался хозяин –
Я чуть сразу же назад не родился.

Весь поникший от нахлынувшей скуки,
Брёл по Раю в поисках дома
И уткнулся в чьи-то тёплые руки,
Руки пахли странно знакомо.

Не запомнилось лицо и окраска –
Прятал морду в вороте платья.
Был покой и тихая ласка,
А потом нас встретили братья.

Было солнце (просто так, не в окошке)
Золотым, как рыбка на блюде.
И все были мы здесь – общие кошки,
А у нас, конечно, – общие люди.

Мы со взрослыми котами небрежно
Выходили в круг – померяться силой,
И мурлыкали мне кошки так нежно,
Потому что я большой и красивый.

Здесь тепло всегда, и чисто, и сухо,
Не бывает ни дождей, ни метели.
Раз порвал я, значит, Серому ухо –
Зажило, и пожалеть не успели.

Серый крут, он подох, видно, в драке.
Серой масти – аккурат мой братишка...
По ночам ему всё снятся собаки,
Он рычит на них во сне, но не слишком.

Мне же снится: я бегу
Полем.
Каждая травинка –
Резная...
Может, каждый выбирать
Волен?
Я всего лишь кот, я –
Не знаю.

Екатерина Агафонова

 

***

Я теперь гоняю солнце, как мячик,
Я не кошечка теперь, а тучка.
Что же ты хозяйка, все плачешь –
Ты же видишь – мне здесь лучше...

Шерсть пушистей и лапы мягче...
Здесь трава – куда зеленее.
Только ты опять по мне плачешь,
Ты не веришь – мне здесь милее...

Облака плывут, как ангоры,
Тень бежит вдоль дорог и улиц,
Я вернусь к тебе – очень скоро,
Я уже, вообще-то, вернулась!

Посмотри, вот идёт дождик,
По цветной крадётся дорожке,
И по радуге с ним могут
Возвращаться на землю кошки...

Гром далекий мурчит песню,
С шерсти искры летят – грозою –
Веришь, нет – мы с тобой – вместе,
Каждый день, каждый миг – с тобою...

Здесь я – облаком белым-белым
Всё играю с клубком желтым –
Посмотри же скорей в небо.
Я с тобою. Не плачь. Что ты...

Фелис Кактус
18.08.2006

 

***

Каждому из любимых и лучших, каждому изо всех тех, кто ушёл на Радугу, и кто уйдёт...

Там, в глубине в тебя глядящих глаз
Покой, тревога, обожанья искра...

.........................................................
И вспомним мы потом ещё не раз,
О днях любви, что кончились так быстро.

О днях, что стали равными годам –
Где, в половодье нежности сердечной,
Казалось, будет рядом он всегда:
Нерасторжимо, радостно, навечно.

Но время чётко отмеряет путь –
И человеку каждому, и зверю.
Себя опять пытаясь обмануть,
В то, что случилось, всё ещё не верим...

Слова про девять жизней – лишь слова.
А правда – тишина пустынных комнат;
Ни покормить его и ни позвать,
Ни улыбнуться шалости знакомой...

На мягких лапках убегает прочь
Не просто зверь, а маленькое счастье.
Он рад бы горю нашему помочь –
Вот только это не в кошачьей власти.

Когда-нибудь он явится во сне,
Шершавым язычком слезу осушит
И что-то промурлычет в тишине...
Проживший с нами жизнь. Любимый. Лучший.

Дивана угол пуст. Того тепла
Уже не ощутить у изголовья.
Его душа по Радуге ушла,
Светя нечеловеческой любовью.

И только память сохраняет взгляд
Единственный, родной, неповторимый
.
...........................................................
Как обелиски – фотографий ряд.
А жизнь, по капле, в пустоту – и мимо.

Михаил Ларионов
19.12.2011

 

История про Кошку и её Человека

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Он был построен в какой-то там -надцатый век.
Рядом жила ослепительно-чёрная Кошка
Кошка, которую очень любил Человек.

Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –
Чуточку щурилась, будто смотрела на свет.
Сердце стучало... Ах, как её сердце мурчало!
Если, при встрече, он тихо шептал ей: "Привет"

Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла
Гладить себя. На колени садилась сама.
В парке однажды она с Человеком гуляла
Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума.

Выла соседка, сирена... Неслась неотложка.
Что же такое творилось у всех в голове?
Кошка молчала. Она не была его кошкой.
Просто так вышло, что... то был её Человек.

Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела.
Кротко ждала, когда в окнах появится свет.
Просто сидела. И даже слегка поседела.
Он ведь вернется, и тихо шепнёт ей: "Привет"

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Минус семь жизней. И минус еще один век.
Он улыбнулся: "Ты правда ждала меня, Кошка?"
"Кошки не ждут... Глупый, глупый ты мой Человек"

Саша Бес

 

***

Пришли. Сказали: "Надо бы забрать,
А то совсем, бедняга, одичает".
Я спрятался, забившись под кровать.
Я просто жду, когда придёт хозяин.

Я вышел, все проверил уголки.
Зачем-то заглянул на кухне в миски.
Есть не хочу. Голодным – не с руки
Сидеть и ждать: вдруг наша встреча близко?

Пришли опять. Сказали, что пора,
Что в новом доме будет всяко лучше.
Хозяин, из подушки два пера –
Письмо тебе на самый крайний случай.

Я, знаешь, верю: если ты придёшь,
По этим перьям, хм.. и по разгрому
Я думаю, ты сразу всё поймешь –
Я жду тебя. Увы, не в нашем доме.

Меня там холят, стали уважать:
"Такое испытание для зверя!"
Хозяин, приходи. Я буду ждать.
Как я привык – на коврике у двери.

(Автор неизвестен...)
 

Кошачий Календарь

Автор: neivid (neivid.livejournal.com)
Дальше будет двенадцать стихов – двенадцать месяцев кошачьего календаря. Я сказала, двенадцать. Если кому-то покажется, что их одиннадцать, попробуйте пересчитать ещё раз. Если после этого всё равно покажется, что их одиннадцать, попробуйте больше не пересчитывать. Двенадцатый кот есть. Просто его нет.


Когтябрь


Месяц когтябрь. И кошки скребут на душе.
Время настало сидеть в непрерывной тревоге,
Пледом ласкать утомленные топаньем ноги,
В душе плескаться, стремясь утопиться уже
Или повеситься. Кошки скребут и когтят.
Им молока бы, сметаны, подушку, игрушку,
Им бы ладошку, кормушку, мормышку, подружку,
Их же ругают, стригут и лишают котят.
Если бы кошек скребущих душевную рать
Выстроить в ряд, то хватило бы их до Оттавы,
До Бетельгейзе, до чертиков, до переправы,
Где, как известно, котов не пристало менять.
Можно по ним, как по нотам, сыграть что-нибудь.
Можно попрыгать по ним, как по клавишам черным.
Мягкие спины прогнутся под пяткой проворной,
Когти вонзятся в сверкающий шелковый путь.
Птицы на юг улетают – хотят и летят.
Шьются кафтаны, берутся анализы почвы,
Песни поются, рождаются новые почки,
Жизнь торжествует. А кошки когтят и когтят.


Шерстябрь

Вот тут еще почеши. И здесь.
Я чего сказать-то хотел. Как дела?
Я тут на днях к тебе заходил поесть,
А тебя дома не было. Ты где была?
Ты понимаешь, мир какой-то стал равнодушный весь.
Спинку погладь? Там для тебя осталось.
Я тут на днях ко всем заходил поесть,
А всех дома не было. Такая жалость.
А мне говорят – занимайте свои места,
Согласно билетам. Какой у меня билет?
Я так долго спал, что даже устал и встал.
У меня за ушами недочесано за сто лет.
Ты чего вздыхаешь? Давай погрустим вдвоем.
В моей шерсти лекарство есть для души.
Мне гадалка сказала: «Быть тебе королем!
Или не быть». Вот тут еще почеши.
Меня тоже все обижают, особенно все.
И сразу дождь на улице моросит.
А хочешь, возьми меня к себе насовсем.
Не можешь, нет? Ничего, я так спросил.
Ну, я пошел. Как стемнеет, зайду потом.
Ты куда за мной? Хотела чего сказать?
У меня тоже такое бывает, не знаю, что.
Тут еще осталось, за ухом, почесать.


Благодарь

Взяли. Господи, взяли. Спасибо всем.
Я не займу у вас места почти совсем.
Я объемом скромен, как шерстяной клубок,
А характером кроток, как голубок.

Кормят. Господи, кормят. Вот это да.
Я так мало ем, что не ем почти никогда.
Аппетиты мои незаметны на фоне гор
И логичны, как Пифагор.

Гладят, ласкают – и все меня одного.
Окунают? Моют? А это вдруг для чего?
Я натурой чище, чем Будда и ваша совесть.
А меня помыли. Какая печальная повесть.

Но высох. Остался жив. Почесали вот.
Никаких купаний больше ближайший год!
Отмечаем лапой птичку в календаре,
(семь бед…)
Через год вернемся к теме в благодаре.
Или нет.


Кричабль

Ты еще спишь? Ну, спи.
Мне тут только пройти.
Я не ем после шести.
Семи. Восьми.
Прости.
Ты все еще спишь? Ах, да.
Мне вот только туда
И обратно. Я никогда
Не буду тебя будить
И по тебе ходить.
Какая еда?
Как, снова спишь? Ну даешь.
Я здесь быстренько проскочу?
Купи поросенка за грош,
Да посади его в рожь,
Да будет он хорош.
Молчу, молчу.
Я про тебя запеть,
Я по тебе завыть,
Я о тебе мечтать,
Урчать, скучать.
Как мне быть?
Я без тебя устал,
Я тебя оплакал.
А ты воскрес, восстал,
Ожил, затрепетал..
Красота!
А причем тут тапок?


Взбесябрь

Не кормил меня сегодня, не кормил меня вчера,
Не кормил меня ни разу в этой жизни никогда,
Я голодный и печальный, ты плохой и аморальный,
Накорми меня скорее, или будет ор оральный.
Не вошел с котом в контакт – прерванный половой акт,
Прерванный вечерний сон, в кухне бьет вечерний звон,
Был стакан – и нет стакана, поздравляю, проморгал,
Дорога тебе гитара? Все, уже не дорога.
Будут когти по паркету, будут реки по усам,
Раз меня никто не любит, о себе забочусь сам!
Нету равных мне по шубе, по красе и по уму.
Если ты меня разлюбишь, я немедленно умру.
 
Мяй

Мяй! Отстань! Я кругом сирота!
ты мне мяса вчера недодал.
Жалко мяса тебе для кота?
Вот теперь и сиди без кота.
Мяй! Уйди! Я свободный герой,
Мне свирепые барсы родня,
Львы и тигры рычащей горой
Встанут все, как один, за меня.
Я охотиться буду в горах,
Я орла загоню дотемна,
И на всех разведенных парах
Устремятся ко мне племена.
Я воссяду на диком коне,
Полосат, окрылен и зубаст,
и восстанут из пепла во мне
Ким Ир Сен, Стенька Разин и Баст.
Для влюбленных сиять как звезда
Не устанет мой розовый нос.
Дайте клей, я наклею сюда
И сюда свой насущный вопрос:
Образован. Умен. Многорук.
Регулярно стираю носки,
Избавляю от творческих мук,
От паштета, мышей и тоски.
Шерстяным наделяю ковром
Все поверхности дома и вне.
На добро отвечаю добром!
Так решите – нужны ли вы мне?


Секстябрь

Да, я король. Скромна моя походка,
Но крепок дух и ненасытен тел.
Мне серо-полосатая красотка
Сегодня обещала беспредел.
Экскурсию по черепичным клеткам,
Концерт в ночи, дрожащие усы.
Мне дерзко-полосатая кокетка
Дороже чести, сна и колбасы.
Стремительность романа и гормона
Ведет меня до края и за край.
Мне звездно-полосатая матрона
В который раз показывает рай.
И я лечу… От цикла годового
Осталось только несколько колец.
Мне толсто-полосатая корова
Смертельно надоела под конец.
С печальным звоном катится корона,
Окно в стене выходит на тоску.
Сердито-полосатая мадонна
Котенка кормит, лежа на боку.

Тудасюдабрь


За окном пустота, не видать ни черта,
Вместо воздуха – мутная взвесь.
Я царапаю двери под шепот тоски:
Что ты делаешь здесь?
Здесь шумят и гудят, здесь полжизни не спят,
Здесь закрыта желанная дверь.
Я царапаю стены, но стены крепки.
Что мне делать теперь?
Здесь темно из окна, здесь ладони без дна,
Здесь весь день говорят ерунду.
Я запрыгну на лампу, я выбью стекло
И уйду.
Опрокину герань и исчезну за грань,
Не мяукнув знакомым местам.
Чтобы сердце опять не на место легло:
Что я делаю там?


Умудрябрь

Я выше толков, выше сплетен.
Лишь понимающий поймет:
Кто не бывал амбивалентен,
Тот ни единожды не кот.


Беспокобрь

Почему у нас за окнами все время кто-то лает?
Он и лает, он и лает, и покоя не сулит.
Мне мое кошачье сердце потакать не позволяет,
Мне мое кошачье сердце быть на улице велит.
Почему у нас на улице все время что-то дует?
Так и дует, так и дует, мои раны бередит.
Мне мое кошачье тело шляться не рекомендует,
А то можно отложенья жировые застудить.
Почему у нас на свете как-то нету совершенства?
Так и нету, так и нету, хоть меняйте календарь.
Ни по улице размяться, ни за окнами погреться,
Только дела и осталось, что бродить туда-сюда ль.
А за окнами погода, а на улице природа,
И за все про все на свете отвечаю я один.
Я здоровья не жалею ради мира и народа,
И чтоб знали все в округе, кто в округе господин
Над полями и лесами, над зверями и мышами,
Всем, кто лает, всем, кто дует, вечный я несу покой.
Утоли моя печали, почеши мне за ушами
Расскажи, как я всесилен. Я поверю, я такой.


Котоворот

Сначала – толстая сосиска,
Потом – пушистая соседка.
Хорошее должно быть близко,
Обидное должно быть редко.
Печальное должно кончаться,
Случайное должно случиться
Плохие месяцы промчатся
И все сумеет получиться.
Моя разодранная шкурка
Опять окажется густа,
Моя бессовестная Мурка
Найдет и счастье, и кота.
Мой прикроватный старый угол
Усталость вылечит мою,
И мир опять проснется кругл,
И я опять его спою.
 

Сотворение

Однажды, тёплым весенним утром, Господь проснулся излишне рано.
Он встал, встряхнулся, повел боками, нектара выпил Он из-под крана,
Потом умылся (да-да, нектаром) и в форточку посмотрел немножко.
Затем вздохнул и пошел работать: сегодня нужно придумать кошку.
Вчера был заяц. Отличный заяц! Вот этим зайцем Он был доволен:
Такие уши, такая попа, и нос – улыбчивый поневоле.
А в прошлый раз был, конечно, ёжик. Куда ж без ёжиков в мире этом.
Но кошка – это в разы сложнее. Не просто зверь, а мечта поэта.
Она должна быть пушистой, мягкой, с когтями – когти ей пригодятся,
Она должна работать урчалкой и на полу вверх собой валяться.
Куда там свиньям и дикобразам, куда лисицам и капибарам!
У кошки должен быть дух победы и девять жизней – почти задаром.
Бог долго клеил хвосты и лапы, ругался, дергал, свистел и правил,
Приклеил гребень, потом отклеил, приклеил уши и так оставил,
Усы повтыкивал, селезёнку, ну там сердечко, конечно, печень,
Полоску в шкурку, потом урчальник – чтоб кот хозяина обеспечил
Отличным муром. Потом глазищи, язык шершавый, и нос получше,
И уж последней, безумно нежно и аккуратно он вклеил душу.
Она была бесконечной. Да ведь все души, в общем-то, бесконечны.
Местами – твёрдой, местами – мягкой, и самую чуточку – человечной,
Чтоб у человека, когда он смотрит в глаза кошачьи – паденье, тайна! –
Осталось чувство: он с кошкой вместе, и вместе, в общем-то, неслучайно.

Спустился вечер. Луна смотрела в окно тигриным искристым взглядом.
В зелёной чашке чаинки спали, остывший чайник приткнулся рядом.
Бог спал, укрывшись цветастым пледом. В окне дрых аист, под стулом – заяц.
Под боком Бога лежала кошка и мирно мурлыкала, не моргая.

Наталья Полянская

Мост Радуги

На самом краю небосклона есть место, называемое Мостом Радуги. Когда животное умирает, особенно если оно было очень любимо кем-то в этой жизни, оно попадает на Мост Радуги. Там бескрайние луга и холмы, по которым наши друзья могут бегать и играть все вместе. Там изобилие пищи, воды и солнечного света, и там нашим любимцам тепло и комфортно.

В этом краю все больные и старые животные превращаются в молодых и полных энергии; имевшие травмы и увечья снова становятся здоровыми и сильными. Время для них летит незаметно, если только мы вспоминаем о них в своих мечтах и снах. Животные там счастливы и довольны всем кроме одного – каждый из них ушёл раньше и оставил в этой жизни кого-то очень дорогого ему.

На Мосту Радуги животные бегают и беззаботно играют все вместе, но приходит день, когда кто-то из них неожиданно останавливается и смотрит вдаль. Его глаза загораются огнём, а тело начинает дрожать от нетерпения. Вдруг он покидает своих собратьев, летит над изумрудно-зелёной травой, и ноги несут его все быстрее и быстрее.

Он заметил вас; и когда Вы и Ваш любимец наконец встретитесь, то крепко-крепко обниметесь, счастливые от того, что соединились и больше никогда не расстанетесь.

Он будет, одурев от счастья, лизать Ваше лицо, Ваша рука снова будет любовно ласкать его голову, и Вы ещё раз взглянете в преданные глаза своего любимца, так надолго покинувшего вашу жизнь, но никогда не покидавшего вашего сердца.

Теперь вы сможете пересечь Мост Радуги вместе...

Paul C. Dahm

 

***

Do not stand at my grave and weep
I am not there; I do not sleep.
I am a thousand winds that blow,
I am the diamond glints on snow,
I am the sun on ripened grain,
I am the gentle autumn rain.
When you awaken in the morning's hush
I am the swift uplifting rush
Of quiet birds in circled flight.
I am the soft stars that shine at night.
Do not stand at my grave and cry,
I am not there; I did not die.

Mary Frye

 

***

Не стой над могилой моей в слезах,
Я с тобой, я не сплю — ведь меня там нет,
Я — тысячи ветров ласковый взмах,
Я — бриллиантовый снежный свет,
Я — в спелой грозди солнечный смех,
Я — нежных осенних дождей вода;
Проснёшься — и в утренней тишине
Я вновь ускользаю, взлетев туда,
За круг горизонта и птичьих стай,
Где Млечный путь распростёр рукава.
Не стой над могилой моей, не рыдай.
Меня там нет, я с тобой.
Я жива.

Мэри Фрай, пер. М. Ларионов

Без повода

Я надеюсь, ты слышишь меня в этой недополУночи.
Ты не можешь не слышать, хороший мой, ты теперь в вечности...
Мне всегда говорили, что слышимость самая лучшая
В час, когда от мерцающих звёзд небо кажется клетчатым.

А еще говорили, что если просить о прощении,
То исполнится всё, что желается. Сбудется, сладится...
Мы вчера вспоминали с твоим постаревшим ошейником,
Как слезились от боли глаза все ещё шоколадные.

А тебе, интересно, теперь разрешаются шалости?
Я бы вечно хранила намордник, разодранный в клочья, но...
Но с ремонтом, прости, от твоих безобразий осталась лишь
В коридоре царапина на покосившейся полочке.

Ты простил меня, да же? За ту оплеуху случайную...
Вот бы снова в ладонях твой нос любопытный почувствовать.
Я тебе покупаю на рынке по-прежнему "Чаппи" и
Шоколадки в ведро не бросаю кусочек обкусанный.

Мой хороший, я знаю, тебе там светло и не холодно,
Только будь осторожней, мой милый, с кустами колючими.
И еще, ты приснись мне, пожалуйста, завтра... без повода.
Потому что я так по тебе невозможно соскучилась.

(Автор неизвестен...)

 

***

...никогда не забуду, как безысходно
стекла моя нежность с кончиков пальцев
и превратилась без лишних истерик
в крик безголосый...

это не с нами, это неправда,
чаша та мимо, ты ж моя радость...

и уносило в стынущих лапах
самой любимой на свете собаки
всю мою нежность...

(Автор неизвестен...)

 

***

Всем усатым-полосатым,
оставшимся у края дороги...

...Рыжий кот у дороги. Как будто прилёг отдохнуть.
Только слишком уж ровно – по струнке – протянуты лапы...
А машины неслись, отмеряя положенный путь,
Мимо маленькой смерти, что здесь обозначила дату.

Он чуть-чуть не успел, – захотевший пройти не на красный,–
По своим, по кошачьим делам, джентльмен и герой,
И не думал о том, что бессмысленно, горько-напрасно,
К нему гибель летит на колёсах весенней порой.

Скомкал – пОходя – жизнь, тот, кто шанса ему не оставил,
Кто давил не на газ, а прощался с бессмертной душой;
Посылающий смерть – по-людски называться не вправе,
Кто бы ни был убит – человек или брат наш меньшОй.

Он лежал, – словно спал. И к чертогам кошачьего бога
Его путь продолжался в уже неземное жильё...

...........................................................................
...Смотрит, смотрит с небес, с сожаленьем, печально и строго –
Рыжий кот у дороги, терзающий сердце моё.

03.04.2010, поворот у Каширского шоссе
Михаил Ларионов

Медвежонок

Беспощадный выстрел был и меткий.
Мать осела, зарычав негромко,
Боль, верёвки, скрип телеги, клетка...
Все как страшный сон для медвежонка...

Город суетливый, непонятный,
Зоопарк – зелёная тюрьма,
Публика снует туда-обратно,
За оградой высятся дома...

Солнца блеск, смеющиеся губы,
Возгласы, катанье на лошадке,
Сбросить бы свою медвежью шубу
И бежать в тайгу во все лопатки!

Вспомнил мать и сладкий мёд пчёлы,
И заныло сердце медвежонка,
Носом, словно мокрая клеёнка,
Он, сопя, обнюхивал углы.

Если в клетку из тайги попасть,
Как тесна и как противна клетка!
Медвежонок грыз стальную сетку
И до крови расцарапал пасть.

Боль, обида – всё смешалось в сердце.
Он, рыча, корябал доски пола,
Бил с размаху лапой в стены, дверцу
Под нестройный гул толпы весёлой.

Кто-то произнёс: – Глядите в оба!
Надо стать подальше, полукругом.
Невелик ещё, а сколько злобы!
Ишь, какая лютая зверюга!

Силищи да ярости в нем сколько,
Попадись-ка в лапы – разорвёт! –
А "зверюге" надо было только
С плачем ткнуться матери в живот.

Эдуард Асадов

 

Мурзик

"У кошки - девять жизней".

Уже взглянул ты в неземные дали,
Одной из лап на Радугу ступив...
И всё же ускользнуть тебе не дали:
Из девяти одну отдавший – жив!

Теперь никто, наверно, и не скажет,
Узрев породы гордый сисуэт,
Что звался ты Задохликом, и даже
Лишь доброй волей выбрался на свет.

Те руки, что твоё спасали счастье –
Увидеть мир, открыв глаза свои, –
Своею человеческою властью
Вернули жизнь, в дыхании любви.

Сменивший долю, имя и прописку,
Ты обманул костлявую. И вот
Всем заявляешь мявом хрипло-низким:
"Я не котёнок. Я – Британский Кот!"

А где-то в небесах – один из многих,
Чьё племя попадает в рай всегда,
С тебя не сводит глаз печально-строгих:
"Пусть стороною обойдёт беда,

Пусть нежность – та, которую когда-то
Мне довелось узнать – придёт к тебе;
Жаль, что отмеряно нам маловато...
Счастливых, долгих, лучших лет тебе."

.......................................................................

Обычный кот, но с именем собачьим(*),
Рождённый дважды, счастья побратим.
И пусть ты не расстанешься с удачей
В той жизни, что дано тебе пройти.

(*) – был назван в честь собаки, носившей это кошачье имя. )

Михаил Ларионов

Тихий ангел

...он глядит на синиц за окошком, вновь порхающих возле кормушки,
но глаза не горят, и по венам тот огонь не бежит, как бывало.
Домосед-лежебока, привыкший, что балуют и чешут за ушком,
тихий ангел хвостатой породы — кот, в глаза мне глядящий устало;

Никого никогда не убил он: ни мышонка, ни птички, ни рыбки..
Мухи — это не в счёт. Без охоты — ну какой же ты зверь, в самом деле?
Хулиган и драчун, чьи забавы здесь всегда вызывали улыбки,
осень жизни твоей облетает, предрекая мороз и метели.

Мой любимый, мой лучший на свете, что учил меня быть человеком,
что бы только ни отдал за то я, чтобы видеть всегда тебя рядом!
...ангел дремлет, спокойно и мудро, и дрожат приоткрытые веки;
девять жизней — как девять мгновений, что заносит зима снегопадом.

17.11.2015 г., Михаил Ларионов

***

Моему Сенечке

— Слишком быстро... Закат к горизонту скакнёт, словно мячик,
И уже не догнать его, как ты за ним не беги.

— Перестань! Было так хорошо! (Почему же он плачет?
Я "мурчалку" включил и восьмёркой хожу у ноги.)

— Нет, тебе не понять, что такое "уйти" и "остаться",
Вам Господь не даёт этой боли. Она — для людей.

— Прекрати! И сейчас же! Не то я начну с тобой драться!
Я боюсь утонуть в этой луже, в солёной воде.

— Шутишь, милый? Не буду, ведь я понимаю по взгляду,
Что расстроил тебя. Ну, давай поиграем. Лови!

— Вот и славно! ( я знал, что "мурчалка" моя — то, что надо!)
Мячик прыгает. Длятся и длятся мгновенья любви.

Наконец-то догнал! Что ж такое — "закат"? Интересно...
Впрочем, это неважно. Я — лучший! Добыча — в когтях!

Жить сегодняшним днём. И не ведать, что смерть — это бездна.
Девять жизней своих проживая, легко и шутя —

Что-то есть в этом детском незнаньи. Душа улыбнётся
Оттого, что ты смотришь с привычной хитринкой, мой друг.

Дышит время любви. Быстрым мячиком красное солнце
Нам покажет дорогу в края, где не будет разлук.

Михаил Ларионов